Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Экономика двухфинансовой системы

Наконец, предприятия класса «А» могут быть и на отечественном капитале. Тут нет какой-то дискриминации по отношению к собственным бизнесменам.

Предприятия класса «Б» – это практически все остальные предприятия, они имеют право иметь как валютный, так и рублевый счета, могут продавать свою продукцию и услуги как за рубли, так и за валюту по собственному выбору.

В своем бухгалтерском учете они должны использовать учет в рублях, приравнивая один рубль к одной МДЕ. Вот почему так важно иметь курс обмена валютной единицы на рубль один к одному. Это резко упрощает учет в двухфинансовой системе.

Но если предприятия класса «Б» получают полную свободу продавать свои товары и услуги на рубли и на валюту, то не приведет ли это к тому, что они вообще откажутся работать за рубли, будут всячески дискриминировать рублевых клиентов? Надо прямо сказать, что именно в этом главная опасность двухфинансовой системы, именно поэтому встречаются в штыки все предложения о широком допуске валюты в народное хозяйство страны. Не решив этой проблемы, мы придем не к подъему народного хозяйства, а к еще большему его загниванию, которое валюта только усугубит. Именно в этом центр всей проблемы двойной финансии – как сделать для предприятия в условиях свободы использования валюты привлекательной работу не только за валюту, но и за рубли?

И решение, оказывается, существует, и достаточно простое. Для этого вводится квотный характер валютной деятельности. А именно: для всех предприятий класса «Б» вводится квота привилегированной валютной деятельности – КПВД. Эта квота устанавливается в проценте от рублевой деятельности. Квота устанавливается ежегодно высшими законодательными или правительственными инстанциями, и сначала она может быть сравнительно невелика, например в пределах 15–20 процентов, но с течением времени она будет расти, пока вообще не будет отменена.

В чем заключается суть КПВД? Если объем валютных продаж товаров или услуг не превышает размеров этой квоты, то вся валютная выручка остается в распоряжении предприятия. Например, пусть размер квоты составляет 15 процентов. Предприятие продало продукции за рубли в размере 2 миллионов рублей и на 250 тысяч МДЕ за валюту. Переводим валютную единицу в рубли по фиксированному курсу 1:1 и получаем – объем валютных продаж равен эквиваленту 250 тысяч рублей, что составляет 12,5 процента от объема рублевых продаж. Величина валютной деятельности не превзошла КПВД, следовательно, вся валюта полностью остается в распоряжении предприятия. На эту валюту предприятие может свободно закупать оборудование или материалы, платить валютную долю зарплаты своим сотрудникам, использовать на цели коллективного потребления, например для организации медицинского обслуживания и т. д. Естественно, что из этой суммы предприятие платит и валютные налоги.

Но предположим теперь, предприятие продало товаров уже на 500 тысяч МДЕ, что составляет 25 процентов от рублевых продаж. Тогда квотная часть выручки в размере 300 тысяч МДЕ остается в распоряжении предприятия, а остальная, сверхквотная часть делится на две части, например пополам. И половина валюты также остается в распоряжении предприятия, то есть 100 тысяч МДЕ, а остальная часть принудительно обменивается на рубли, то есть за остальные 100 тысяч МДЕ предприятие получает 100 тысяч рублей.

Ясно, как это ущемляет интересы предприятия. Что же оно может поделать, чтобы не дать государству «грабить» себя? Очень просто, если уж с таким трудом нашли валютных покупателей на свою продукцию, то, чтобы не расставаться с валютой, найдите еще больше рублевых покупателей. Продайте за рубли своей продукции не на миллион, а на 3–4 миллиона, и тогда ваши полмиллиона валюты уложатся в пределы квоты, и вам не придется расставаться с нею.

Итак, именно квотный характер валютной деятельности для предприятий класса «Б» и создает для них стимул производить больше не только за валюту, но и за рубли.

Этим самым мы наконец получаем решение той самой проблемы, которую до сих пор не могут найти в постсоциалистическом мире – как создать стимул для предприятий к большему производству в условиях, когда прежняя система плановых стимулов рухнула. В условиях чисто рублевой экономики таких стимулов практически не осталось. Ведь предприятию выгоднее стало не больше производить, а больше накручивать цены на свою продукцию. Мы это почувствовали уже в полной мере. И только предоставление предприятиям права продавать свою продукцию за рубли и за валюту в условиях квотного регулирования создает такие стимулы.

Перейти на страницу: 1 2 3 4
 




Copyright © 2022 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru