Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава 7

— Только мужчина мог о таком подумать.

— Это наша работа, — отозвался Мойст. — Если ты первым не подумаешь о двухметровых големах-убийцах, то это сделает кто-нибудь другой.

— Ну, нет никаких свидетельств таких големов, — оживленно сказала Адора Белль. — Хмнианцы даже железо никогда не изготавливали. Хотя бронзу делали… И золото.

Что-то такое осталось висеть в воздухе после этого „золота“, и Мойсту это не нравилось.

— Золото, — повторил он.

— Хмнианский — самый сложный язык из всех, — быстро сказала Адора Белль. — Никто из големов Траста не знает о нем много, так что мы не можем быть уверены…

— Золото, — произнес Мойст, хотя его голос был стальным.

— Так что когда команда копателей нашла под землей пещеры, мы придумали план. Туннель все равно становился ненадежным, так что они его заблокировали, мы сказали, что он обвалился, и сейчас кто-то из команды уже ведет под водой големов к городу, — сообщила Адора Белль.

Мойст указал на руку голема в сумке.

— Она не золотая, — с надеждой сказал он.

— Мы нашли много останков големов примерно на полпути вниз, — со вздохом объяснила Адора Белль. — Другие глубже… Э, возможно, потому что они тяжелее.

— Золото вдвое тяжелее свинца, — мрачно заметил Мойст.

— Захороненный голем поет по-хмниански, — сообщила Адора Белль. — Не могу быть уверена насчет перевода, так что я подумала, давайте начнем с того, что доставим их в Анк-Морпорк, где они будут в безопасности.

Мойст глубоко вздохнул.

— Ты знаешь, какие у тебя могут возникнуть неприятности из-за нарушения договора с дварфом?

— Ох, да брось! Я же не начинаю войну!

— Нет, ты начинаешь судебное дело! А с дварфами это даже хуже! Ты говорила мне, что по договору ты не можешь вывозить из земли драгоценные металлы!

— Да, но это големы. Они живые.

— Послушай, ты забрала…

— …Может быть, забрала…

— …Ладно, может быть, забрала, о боги, тонны золота из земли дварфов…

— Из земли Голем-Траста…

— Ладно, но ведь была сделка! Которую ты нарушила, вытащив…

— Не вытаскивала. Они вышли сами, — спокойно возразила Адора Белль.

— Ради всего святого, только женщина может так подумать! Ты думаешь, что из-за твоей веры в то, что твоим действиям есть совершенно достойное оправдание, юридические вопросы не имеют значения! А вот он я, настолько близко от того, чтобы убедить людей здесь в то, что доллару не обязательно быть круглым и блестящим, и вдруг узнаю, что в любую минуту четыре больших блестящих лучезарных голема могут ввалиться в город, радостно маша всем руками и сверкая!

— Нет нужды впадать в истерику, — заметила Адора Белль.

— Нет, есть! В чем нет нужды, так это в сохранении спокойствия!

— Да, но именно в это время ты и оживаешь, так? Вот когда у тебя лучше всего работают мозги. Ты всегда находишь выход, так?

И ничего нельзя было сделать с такой женщиной. Она просто превращалась в молот, и вы врезались прямо в нее.

К счастью.

Они подошли ко входу в университет. Над ними возникли неясные очертания грозной статуи Альберто Малиха, основателя. На голове у него был ночной горшок. Это беспокоило голубя, который по семейной традиции проводил большую часть времени, сидя на голове Альберто и теперь на своей собственной голове обнаружил миниатюрную версию того же керамического вместилища.

Наверное, опять Неделя Шуток, подумал Мойст. Студенты, а? Любишь их или ненавидишь, пристукнуть их лопатой запрещено.

— Слушай, големы или нет, давай поужинаем сегодня, только мы с тобой, наверху, в номере. Эймсбери это очень понравится. У него не часто появляется возможность готовить людям, и от этого он лучше себя чувствует. Он сделает все, что ты захочешь, я уверен.

Адора Белль посмотрела на него, склонив голову набок.

— Я думала, что ты так и предложишь, так что я заказала овечью голову. Он был вне себя от радости.

— Овечью голову? — мрачно переспросил Мойст. — Ты же знаешь, я ненавижу еду, которая на тебя в ответ смотрит. Я даже сардине в глаза посмотреть не могу.

— Он обещал ее ослепить.

— А, ну замечательно.

— Моя бабушка готовила прекрасный холодец из овечьей головы, — вспомнила Адора Белль. — Это когда кладешь свиные ножки, чтобы бульон был жирнее, и когда он остывает, то…

— Ты знаешь, иногда возникает такое явление, как слишком много информации? — спросил Мойст. — Значит, сегодня вечером. Теперь давай пойдем увидимся с твоим мертвым волшебником. Тебе понравится. Там обязательно должны быть черепа.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8 9
 




Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru