Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава 59

Трубили трубы. Плакали скрипки. Джо Коузелка сидел в своем кожаном кресле, потягивал «Чивас регал» и слушал Девятую симфонию Бетховена.

Музыка всегда помогала ему собраться с мыслями. Что бы ни случилось, Коузелка неизменно полагался на музыку. Девятая симфония была его любимым произведением, особенно четвертая часть. Знатоки говорили, что в этой симфонии звучит нечто отвратительное, чего не услышишь во всех остальных сочинениях гения. Но Коузелка лишь восхищался человеком, воплотившим самые противоречивые идеи в музыке и вознесшимся на небывалые высоты.

Музыка стала мягче и зазвучала тише. Его мысли обратились к Мэрилин. А ведь когда-то они были близки, делились самым сокровенным. Странно, но самым ярким воспоминанием Джо оставалась та ночь, когда у Мэрилин начисто отшибло память. Фрэнк Даффи привез их тогда к дамбе Чизман. Там они напились, а потом остановили машину на самом краю каньона.

Его взор задержался на русской хрустальной вазе, стоявшей на каминной полке. Она сверкала в свете лампы, будто вода, в которой отражаются звезды. Коузелка глотнул из бокала «Чивас», но ощутил вкус «Саузерн комфорт». И вновь вспомнил все, что произошло той ночью, все до последней детали: сладость бурбона, тепло своего порывистого дыхания; Мэрилин, потерявшую сознание на заднем сиденье; себя, выбравшегося из машины и поднявшегося к ничего не подозревающему приятелю…

– Эй, Фрэнк, – крикнул Джо.

Фрэнк Даффи и его подружка сидели на бревне, созерцая залитую лунным светом поверхность воды. Джо выдохся, пока искал их, и теперь тяжело дышал.

Фрэнк поднялся:

– Что случилось?

– Мэрилин. Она вырубилась, и…

– И что?

Джо сморщился:

– Ее стошнило.

– Черт…

– Это не ее вина. Она раньше никогда не пила.

– Все так плохо?

– Ага. Иди сам посмотри.

Они подошли к машине. Линда плелась следом. Открыв заднюю дверцу, Фрэнк тут же отскочил.

– Фу, какая гадость!

Джо заглянул внутрь. Мэрилин лежала на сиденье, на полу была лужа рвоты.

– Ну хоть сама не заляпалась.

– А моя машина?! – воскликнул Фрэнк. – Я же никогда не избавлюсь от этой вони!

Линда заглянула в салон, понюхала и отступила назад.

– Фу-у! Ну, малыш Фрэнки, езжай один. Я не поеду домой в этом! Лучше прокачусь с остальными.

– Линда, перестань…

– Ни за что! Втиснусь в другую машину. – И Линда побежала к остальным. Фрэнк не успел остановить ее.

Джо злорадно улыбнулся:

– Фрэнк, меня тоже тошнит. Если поеду с тобой, точно блевану. Тебе же не надо двойной порции этой гадости в машине, так? Вот и отвези ее домой сам.

– Ты меня бросаешь?

– Да перестань ты! Нельзя же, чтобы родители Мэрилин увидели меня пьяным, они дружат с моим стариком. Он потом пришибет меня.

– А как же я?

– Худшее, что может случиться, – родители не разрешат ей встречаться с тобой. Ничего страшного. Ты же не собираешься жениться на ней!

Фрэнк застонал:

– Ну ладно. А что мне сказать ее родителям?

– Не знаю. Скажи, что у нее пищевое отравление. Только не упоминай меня, о'кей?

– Ладно, не буду. – Фрэнк открыл дверцу. – Но ты теперь в долгу передо мной, Джо. И серьезно.

Джо хлопнул его по плечу, будто заталкивая в машину:

– Конечно, дружище! Но обо мне ни слова.

…Зазвонил телефон, и Коузелка вернулся к реальности.

Звучала четвертая часть симфонии Бетховена. Загремели бравурные фанфары, когда Коузелка выключил звук и поднял трубку.

– Да.

– Это я, – сказал Натан Раш.

Перейти на страницу: 1 2
 




Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru