Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава вторая

Миссис Моллой прикусила алую губку, но сдержала вертевшееся на языке гневное словцо. При всех недостатках мистера Шимпа Твиста (а никто не знал их лучше миссис Моллой), это был человек сведущий и разумный, она же — чужая в чужой стране, где молодой супруге не с кем поделиться тревогами, которые, подобно спартанской лисице, терзали ее грудь. В родном Чикаго она могла бы поведать их доброй сотне Солонов, и те бы обязательно что-нибудь присоветовали. Она могла бы даже обратиться к Дороти Дикс. Однако здесь — Англия, а все ее советчики и доброжелатели дома, вероятно — за решеткой. За исключением, разумеется, мисс Дикс.

— Так что он?

— Да все эта грымза. Не нравится мне, как он себя ведет.

— Что за грымза?

— Грымза, с которой он треплется в розарии.

— Он водит ее в розарий? А где это?

— В Шипли-холле. Это в Кенте, мы там сейчас живем. Он водит ее в розарий, а она втыкает благоуханные бутоны ему в петлицу.

Мистер Твист не поверил.

— Втыкает благоуханные бутоны Мыльному в петлицу?

— Да.

— Мыльному?!

— Ему самому.

— Наверное, рехнулась.

И вновь миссис Моллой прикусила губу, напоминая себе, как сильно нуждается в совете.

— Дважды я их за этим застукала, — продолжала она, — и очень мне его рожа не понравилась. Такая масляная. Ее фамилия Корк, — добавила миссис Моллой скорбно, словно привела отягчающее обстоятельство. — Миссис Уэлсли Корк. Мыльный где-то с ней познакомился, и она рассказала про свое заведение в поместье. Поместье она арендует у какого-то лорда. Мыльный сказал, надо туда ехать. Вегетарианский пансион. Ешь овощи, глубоко дышишь и водишь хороводы. Вроде как жутко полезно для души.

Мистер Твист кивнул.

— Знаю. Называется йога.

— Знаешь, и на здоровье.

— Сейчас ей многие занялись.

— Да и черт бы с ними, а меня то за что? Я уж люблю пожрать, так пожрать. Еще немного, начну вырезать бумажных куколок и втыкать солому в волосы. Дворецкий уже рехнулся.

— Я сам иногда подумываю, не затеять ли такое дельце, — задумчиво произнес мистер Твист. — Выгодная штуковина. Ладно, расскажи еще. Мыльный тоже водит хороводы?

— Еще как!

— Чтоб ему ногу подвернуть. Да, насчет дворецкого: говоришь, рехнулся, бедолага?

— Или рехнулся или сразу был с приветом. Может идти прямиком в дурку, никто не удивится. Бродит по всему дому, как ушибленный, глаза стеклянные, словно ему что привиделось. Да, только вообрази: вчера застаю его у себя в комнате, он роется под ночным столиком.

Мистер Твист согласился, что это, мягко говоря, чересчур, и добавил, что никогда не видел сумасшедшего дворецкого.

— Ладно, — сказала Молли, — я не о нем пришла говорить. Что делать с Мыльным и грымзой? Только быстрее. У меня поезд уходит.

Мистер Твист вынес вердикт без колебаний. Он мало верил людям, а уж Мыльному — особенно.

— Бери ноги в руки и выводи его на чистую воду, — сказал он.

— Ты так думаешь?

— Думаю. Это твой муж, и он дурно с тобой поступает.

Долли мрачно кивнула. Он лишь подтвердил ее собственные мысли.

— Вот и я чувствую. Эта Корк — богатая вдова. Денег — куры не клюют. Что помешает Мыльному бросить меня и закрутить с ней? Ему ее охмурить — пара пустяков. Уж больно он хорош собой, прямо страсть, — произнесла Долли с печальной гордостью. — И возраст у него как раз самый опасный. Румянец еще, как у школьницы, а годы уже те, когда устаешь от работы и начинаешь приглядывать богатую женушку.

— Смотри в оба и, если что заприметишь, хватай его за горло.

— Так ты не считаешь, что это просто из вежливости к хозяйке?

— Не считаю.

— Я тоже, — горестно согласилась Долли. Она встала и взглянула на хорошенькие часики, принадлежавшие одному модному ювелиру с Бонд-стрит и перешедшие к ней совсем недавно (ювелир, возможно, еще не узнал о своей щедрости). — Ладно, я побежала, а то на поезд опоздаю. Приятно было повидаться.

— Заходи, как будешь в наших краях. С тебя пятерка.

— За что?!

— За профессиональный совет. Давай расписку, и мы квиты.

Долли Моллой затрепетала, как раненая лань.

— Пятерку за паршивые полтора слова, когда я и так почти все решила сама!

— Мы, консультанты с Мейфэр, обходимся дорого, — примирительно произнес мистер Твист. — Кстати, ты еще легко отделалась. Шерлок Холмс брал бриллиантовые табакерки.

Только женский страх опоздать на поезд помешал его клиентке выразить свое мнение на темпераментном чикагском наречии. Однако время поджимало. Она открыла сумочку и выложила расписку на стол. Слишком поздно ей вспомнилось, что мистер Александр Твист криво не плюнет. Из-за этой-то крепкой деловой хватки ему порой и приходилось укрываться в шкафу от чрезмерно взволнованных посетителей.

Перейти на страницу: 1 2 3
 




Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru