Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава седьмая

— Вот видишь! А почему? Потому что ты сразила его наповал. Ты всегда их сражаешь наповал. У нас это семейное, только я сражаю женщин. Сколько бывало неприятностей! Стараешься быть любезным и, бац! рушится семья. Вот почему меня выслеживали сыщики.

— Вот бы ты помнил про бриллианты так же хорошо, как про свои ужасные похождения!

— Если бы! Я вспоминаю свои похождения без всякого удовольствия, — произнес раскаявшийся грешник.

Энн снова обратила на дорогу задумчивый взор и прикусила губку. Она пересматривала факты в свете новых свидетельств. А поскольку лорд Аффенхем погрузился в размышления о том, почему птицы сидят на проводах, когда рядом полно деревьев, то молчание продолжалось почти до поворота на Шипли-холл.

— Тогда он какой-то ненормальный.

— Э?

— Мистер Эдер.

— А что с ним?

— Я сказала, что он, наверное, ненормальный.

— Почему?

— Если он прикинулся сыщиком.

— Не вижу ничего ненормального. Напротив, очень разумный поступок, учитывая его чувства. Взвешенная, просчитанная политика. Он хочет постоянно быть рядом с тобой…

— Зачем?

— Он в тебя влюбился.

— В меня?

— Конечно. Ты плохо слушала. Я говорил, что ты его сразила. Говорил, да? Влюбился с первого взгляда.

— Ты бредишь, милый.

— Ничуть.

— Он не мог влюбиться с первого взгляда.

— Почему?

— Потому что люди так не влюбляются.

— Ну, знаешь! Если поставить в ряд женщин, в которых я влюбился с первого взгляда…

— Не надо. Уверена, ты ошибся.

— Он мне сам сказал.

— Как?!

— Так. Когда ты ушла, я посмотрел ему прямо в глаза и спросил: «Втюрились, а?»

Энн тихонько ахнула.

— Не может быть!

— Так и спросил.

— Почему?!

— Хотел получить подтверждение из первых рук. Когда хочешь что-нибудь узнать, всегда лучше обратиться к истокам.

— И что он ответил?

— Ответил «Н-да».

— Немногословно.

— Не нужно много слов, чтобы ответить на простой вопрос. «Втюрились, а?» — спросил я. А он ответил «Н-да». На твоем месте я бы за него ухватился. Славный малый.

— А как же Лайонел?

— Лайонел? Да ты бы и не посмотрела в его сторону, если бы не смазливая рожа, как у парикмахерского болванчика. Женщины, бедняжки, на таких падки. Дай мне два куска угля и банку замазки, я тебе сделаю такого же Лайонела и даже получше. Лопни кочерыжка, хотел бы я быть вчера в суде и слышать, как этот Дж. Дж. Миллер его отделал.

Энн остановила машину. Они только что свернули на дорогу, ведущую к Шипли-холлу, и, хотя дворецкому и впрямь не следовало выходить из машины секретарякомпаньонки у самого подъезда, ему не было необходимости столько топать в одиночестве. Она вполне могла провезти его еще ярдов сто.

Однако, как ни мало она походила на Миртл Шусмит, Энн Бенедик тоже считала, что за дурное поведение мужчин надо наказывать.

— Выходи, мой ангел.

— Что, уже?

— Уже, — твердо сказала Энн. — Надеюсь, что тебя покусают дикие улитки. Ты отлично знаешь, что нельзя так говорить про Лайонела.

— Ты бы не злилась, если б не знала, что это правда.

— Выходи! — повторила Энн. — Дикие улитки. Ужасные, с длинными рогами.

Лорд Аффенхем вывалился из машины, как лесной исполин, рухнувший под топором дровосека, а Энн тронулась с места. Она вновь призадумалась и закусила губку. Носик у нее наморщился, как у кролика. Размышляла она о том, как страстно ненавидит инфернального Дж. Дж. Миллера. Интересно, думала Энн, доведется ли ей его встретить и высказать все.

Она очень на это надеялась.

Перейти на страницу: 1 2 
 




Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru