Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава двенадцатая

На следующий день погода по-прежнему стояла отличная, но ни лучика света не проникало в мрачный колодец Холси-корт, когда туда вступили мистер и миссис Моллой. Двор казался еще грязнее обычного, а хозяек — любительниц вареной капусты заметно прибавилось в числе.

Шимп Твист принял гостей с важностью, приличествующей сенсационному характеру новостей.

— Садись, Долли. Бросай кости, Мыльный. Значит, вместе приехали. Я ждал одного тебя.

На лице мистера Моллоя появилось недоумение, и Долли поспешила объяснить.

— Я вчера рассказывала Шимпу про тебя и Корку, пупсик, и он, наверное, вообразил, будто мы повздорили. Мы ошибались насчет Мыльного, Шимп. Он все объяснил. Просто он хочет всучить ей нефтяные акции.

— Вот как? — сказал Шимп Твист. — Неужели? — Он смотрел на мистера Моллоя, так явно восхищаясь его находчивостью, что Долли посчитала нужным внести ясность.

— Думаешь, он меня дурит? Так вот нет. Расскажи ему, Мыльный.

— Вчера я продал Корке Серебряную реку, — гордо объявил он. — Сегодня она отдаст мне чек.

— На тысячу фунтов.

— На тысячу фунтов, — повторил мистер Моллой, смакуя слова.

Шимп Твист сморгнул. Мысль, что кто-то другой, а уж тем более — старый недруг — огреб такие деньжищи, терзала, словно зубная боль.

— Ладно, — отмахнулся он (что мне ваши пустяковые победы!). — Думаю, вы оба вчера здорово удивились.

— Ты насчет того типа с соломенными волосами? Удивились, не то слово, — с чувством произнесла миссис Моллой. — Когда он назвался Дж. Шерингемом Эдером, я чуть не села. Кто этот молодчик?

— Стреляйте меня. Я знаю одно, — сказал Шимп и поежился, отчетливо вспомнив вчерашнюю жуткую сцену, — у него на меня зуб.

— А поточнее нельзя? — спросила Долли. Ей показалось, что Шимп очертил уж очень широкий круг.

Шимп покачал головой.

— Я сам пытаюсь его вычислить, но, хоть убейте, ничего не помню. И все же, когда тебя сначала обстреливают из окна, а потом хотят прикончить, сразу понимаешь: чем-то ты человеку досадил.

— Обстреливают? Чем это?

— Ну, я потом посмотрел— чем-то вроде камней. Как увидел, что он мчится по лестнице, глаза бешенные, я сразу прыг в шкаф. А из шкафа я услышал историю, которую рассказывала эта девица.

— Какую историю?

— Про брильянты.

— Что за брильянты?

— Это, — промолвил Шимп, — я и собираюсь рассказать вам.

Гости выслушали со вниманием, которое вызывает у определенного типа людей слово «брильянты». Когда Шимп закончил, в глазах Долли горели звезды, а мистер Моллой дышал, как сенатор-астматик во время приступа. Оба были поражены. Оказалось, что, они живут в стране Мальчика-с-Пальчик или пещере Али-Бабы, где повсюду рассованы мешочки с бесценными алмазами.

Зачарованную тишину нарушила миссис Моллой.

— Только подумать, Кейкбред-то лорд! — сказала она. — Вот что, Мыльный, сегодня же начну обхаживать старого перечника. Когда маленько оклемается, пусть у него рядом будет подружка, от которой ничего нельзя скрыть.

— Хм!

— А ты пока что ищи.

— Буду искать.

— Они могут быть где угодно.

— Это точно.

—А вдруг ты их найдешь!

— Уж я все переверну. А теперь, — сказал мистер Моллой (он уже окончательно раздышался и снова стал похож на самого себя), — насчет условий.

Миссис Моллой не поняла.

— Каких условий?

— Как делить будем, — объяснил мистер Моллой. — Не забывай, киска, будет только справедливо, если Шимп получит свою часть.

— Ах да, — сказала миссис Моллой. Она совершенно упустила из виду этот вопрос. — Ты хочешь взять его в долю.

— Ну да. Он нам здорово помог, тут не отвертишься. Здорово помог. — Мистер Моллой великодушно улыбнулся Шимпу; если в его манере и сквозила легкая покровительственность, то благодетелям всегда трудно от этого уберечься. — Я убежден, что Шимп должен получить свое.

— Может, ты и прав, — отвечала Долли. Она сочла предложение несколько донкихотским, но готова была уступить. — Двадцать пять процентов?

— Я бы отдал тридцать. Смотри на вещи шире. Без доброго старого Шимпа мы могли бы до них и не добраться.

— Как скажешь. Значит, договорились. Шимпу — тридцать.

— Мне так представляется.

— Деньги немалые.

— Солидный куш.

— И все ж, он — наш старый приятель.

— Очень старый.

— Мне он всегда нравился.

— И мне.

— Не знаю человека, — продолжал мистер Моллой, все с тем же легким оттенком покровительственности, — которого я бы ценил больше, чем старину Шимпа.

Хриплый, скрежещущий звук нарушил молчание, наступившее после этих продолжительных восхвалений: старина Шимп прочистил горло.

— Минуточку! — сказал он. — Минуточку, минуточку!

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5
 




Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru