Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава пятнадцатая

Работа была нелегкая. Вскоре Шимпу пришлось остановиться и утереть лоб. В этот миг взгляд его упал на красивую лаковую ширму в дальнем конце комнаты. Между полом и краем ширмы виднелась пара исполинских ботинок.

Ботинки поразили Шимпа своими размерами, но ничуть не испугали. Просто ботинки, чувствовал он, скорее всего — запасная пара. Только со второго взгляда он приметил, что их венчают брючины. И тут от страха хребет его размягчился до состояния шпината, который варился сейчас на кухонной плите: до него дошло, что в брючинах скрываются ноги. Короче, за ширмой стояли не мирные запасные ботинки, а самые что ни есть боевые, вкупе со своим обладателем.

Он еще не успел опомниться, когда мощная рука отодвинула ширму и вперед выступил человек, подобных которому Шимп Твист никогда в жизни не видел.

— Ну что, гаденыш? — спросил этот внушительный господин.

Лорд Аффенхем думал совершить свой выход гораздо раньше, однако, как всегда, стоило ему задержаться на одном месте, мысли его плавно утекли в сторону. Негромкие звуки, возвестившие, что гость прибыл, навели его на размышление о частных сыщиках — что толкает их на этот путь, чем они занимаются на досуге, что заставляет женщин выходить за них замуж, и каков примерно их годовой доход.

Теперь он очнулся и снова был готов к рукоприкладствам, стратагемам и выходкам.

На вопрос «Ну что, гаденыш?» трудно сразу ответить удовлетворительно. Шимп Твист даже не пытался. Он с открытым ртом смотрел на хозяина комнаты, который, словно вследствие какой-то оптической иллюзии, с каждым мгновением становился все больше. Как часто бывало с ним в минуты смятения, Шимп машинально поднял руку подкрутить ус.

Лорда Аффенхема это взбесило. Подкручивание усов напомнило ему о Лайонеле Грине.

— Прекратите, — строго сказал он.

— Сэр? — раболепно переспросил Шимп.

— Оставьте их в покое, — потребовал лорд Аффенхем, с растущим любопытством глядя на гадкую растительность. — Эти усы, давно они у вас? — спросил он тоном доктора, задающего вопрос о развитии неприятной болезни. — Когда вы впервые их почувствовали?

Шимп слегка удивился, но и обрадовался, что разговор получается таким мирным. Он ответил, что упомянутая поросль возникла сравнительно недавно. Первые шаги к нафабренным усам были сделаны всего два года назад.

— Почему они торчат? — спросил лорд Аффенхем, все дальше углубляясь в тему усов.

Шимп готов был говорить о чем угодно, пока это не касалось его пребывания в комнате.

— Мазь, — отвечал он почти весело.

— Вы их мажете?

— Да, сэр, мажу.

— Чем?

— Вообще-то, сэр, я обычно пользуюсь мылом.

— Каким мылом?

— Туалетным. Или кремом.

— Сапожным?

— Нет, для бритья.

— Тогда почему вы сказали «мазь»?

— Иногда я пользуюсь фаброй, это такая мазь для усов.

— Ну, выглядят они просто ужасно, — откровенно признал лорд Аффенхем. — На вашем месте я бы их сбрил. Чего ради вы носите этот древесный гриб?

На последний вопрос у Шимпа Твиста мог быть только один ответ. Усы — единственное, кроме денег, что он по-настоящему любил, о чем и сказал лорду Аффенхему.

— Тогда вы болван и плут, — объявил лорд Аффенхем. — Впрочем, разумеется, вы болван и плут, иначе не пошли бы в частные сыщики. — А теперь, — продолжал он, поводя плечами, чтобы размять мышцы, — я переломаю тебе кости, жалкий криворожий недомерок.

Несмотря на приятельский тон, в котором разговор протекал до этой минуты, Шимп и на мгновение не упускал из виду возможность подобного поворота. Отвечая на расспросы в самом свойском духе, он, тем не менее, держался от хозяина комнаты на расстоянии вытянутой руки, а сам старался расположиться между ним и дверью.

Перейти на страницу: 1 2 3
 




Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru