Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава семнадцатая

Лайонел Грин недолюбливал мистера Трампера, потому что подозревал в нем тетушкиного соглядатая. Кто еще мог донести, что он, Лайонел, иногда наведывается в «Оленя и рога»? Он даже не пытался скрыть раздражение.

— Да? — произнес он тем же суровым тоном.

Мистер Трампер уловил некоторую враждебность, но ввиду чрезвычайной и спешной ситуации решил не обращать внимания.

— Лайонел, случилась крайне неприятная вещь. У меня в шкафу вор.

— Вор?

— Вор.

— Не может быть.

— А я вам говорю, может.

— Чепуха. Вам померещилось.

Мистер Трампер вновь испытал то обидное чувство непонятости, которое так больно задело его в общении с Джефом. Он предпочел бы более живой отклик.

— Мне не померещилось, — упрямо сказал он. — Я его слышал.

— А как именно?

— В каком смысле?

— Что он делал, когда вы его услышали?

— Он издал звук.

— Какой звук?

Мистер Трампер задумался. До сей минуты он не пытался анализировать природу странного звука. Он попытался воспроизвести услышанное и прочел в глазах собеседника открытое недоверие.

— Не может быть, — сказал Лайонел, — таких звуков не бывает.

Мистер Трампер с досады исполнил что-то вроде вступительных па африканского танца.

— Неважно, какой звук я издал! — воскликнул он. — Какая разница, что это был за звук? Важно, что кто-то вообще издавал звуки в моем шкафу.

— С чего вы взяли, что он у вас в шкафу?

— Я же вам объяснил. Звук донесся из моего шкафа.

— Может быть, из коридора.

— Повторяю, звук донесся из шкафа.

— Это вы так думаете, — поправил Лайонел. — Вы заглянули внутрь?

— Нет.

— Почему?

— Я… э… это не мое дело. Тут нужен кто-нибудь помоложе.

Тонкие брови Лайонела Грина поползли наверх.

— Вы же не хотите предложить это мне?

— Хочу.

— Невозможно. У меня нет времени. Сами знаете, как тетя Кларисса не любит, чтобы опаздывали к обеду. Я только-только успею принять ванну.

— Вы боитесь! — вскричал мистер Трампер, отбрасывая всякую учтивость.

— Ф-фу! — И Лайонел, потрясая губкой, прошествовал вниз.

Мистер Трампер остался стоять на лестнице, трясясь от злости. Грубое поведение Лайонела Грина само по себе могло бы разбудить спящего в нем демона, вдобавок он испытывал глубочайшее презрение. Он был уверен, что правильно объяснил нежелание Лайонела Грина придти на помощь. Мистер Трампер знал, что миссис Корк боготворит племянника, но ничуть не сомневался, что этот племянник — трус.

Он все еще кипел бессильной яростью, когда на лестнице появилась Энн. Секретарькомпаньонка жила в комнатке под крышей.

— Ой, здравствуйте, мистер Трампер, — сказала она удивленно. Маленький щеголь редко расхаживал по дому без пиджака.

Мистера Трампера немного успокоил ее заботливый тон. Он не ждал от нее практической помощи, поскольку относил секретарей-компаньонок наравне с горничными к непротивленцам этого мира, однако она готова была выслушать, а именно в сочувственном слушателе он сейчас нуждался сильнее всего. До сих пор ему попадались только глухие аспиды, которые затыкают уши и распевают — «Ты — лучше всех», или заносчивые трусы, которые увиливают от прямого долга под предлогом, что опоздают к обеду и рассердят тетушек.

— Ой, мисс Бенедик, — пропищал он. — Не хочу вас пугать, но у меня в шкафу вор.

Он не зря рассчитывал на женскую отзывчивость. Глаза у Энн округлились. Веселенькие дела творятся в Шипли-холле, подумала она.

— Вор?

— Да.

— Откуда вы знаете?

— Я его слышал.

— Вам не могло это показаться?

Для человека, рассказывающего о ворах в шкафу, этот вопрос прозвучал совсем иначе, чем утверждение, приправленное безупречным оксфордским выговором, что ему померещилось. Мистер Трампер был благодарен за явное внимание и тревогу. Энн и прежде ему нравилась. Он искренне надеялся, что миссис Корк ошибается насчет ее чувств к Лайонелу Грину; одна мысль, что кто-то любит Лайонела Грина, вызывала у мистера Трампера тошноту.

— Уверяю вас, что не ошибся. Он издал звук.

— Какой звук?

Тот же вопрос из уст Лайонела Грина взбесил мистера Трампера; может быть, поэтому он так плохо изобразил чихающего сыщика. На этот раз у него получилось куда естественнее. Звук по-прежнему не имел ничего общего с чихом, но по крайней мере в нем отсутствовала потусторонняя составляющая, наводящая на мысль об ином, более страшном мире и укрепившая скептицизм Лайонела Грина. Вы не могли бы сказать, к какой области жизни относится этот звук, но все же согласились бы, что такое бывает.

— Что-то вроде этого, — сказал он.

Энн задумалась, и немудрено — перед ней разверзлись неведомые глубины.

— Вы не думаете, что это кошка?

— Какая кошка?

— Любая. Кошки издают такой звук, когда на них наступишь. Хотя, конечно, — великодушно продолжала Энн, видя, что ее собеседнику больше не вынести, — вы на кошку не наступали.

— Какую кошку?

Перейти на страницу: 1 2
 




Copyright © 2021 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru