Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава двадцатая

Тем временем Энн, добежав до комнаты Джефа, застала ее пустой. Джеф, как и миссис Корк, наряжался быстро; он давно вытерся, оделся и вышел в сад насладиться тем, что знатоки считают лучшей частью летнего дня. Очищенный своей великой любовью, он в последнее время очень полюбил сумерки.

Энн, не подозревавшая в нем такой романтичности, решила, что он пошел к дяде в буфетную пропустить стаканчик портвейна. Туда она и направилась.

Лорд Аффенхем неподвижно стоял посреди комнаты, закрыв глаза и держа в руках деревянную рогульку.

— Добрый вечер, дорогая, — сказал он. — Смотри, что я нашел вчера в прихожей. Лет пятьдесят, наверное, провалялась. Это еще отцовская. С ней ищут воду. Держишь вот так, и, если рядом вода, она начинается извиваться. Мальчиком я пробовал, но так и не понял, работает ли.

Энн не интересовали поиски воды. Она хотела найти Джефа.

— Ты видел мистера Эдера? — запыхавшись, спросила она.

— Нет, — отвечал лорд Аффенхем, — но если ты его найдешь, пришли ко мне. У меня для него работка. Очень странно. Я стоял здесь, закрыв глаза, думал о воде и ждал, когда эта штука задергается, и вдруг в мозгу мелькнуло слово «пруд». Слово «пруд», — с выражением повторил лорд Аффенхем. — Это чертовски важно.

— Мой ангел, мне нужно найти мистера Эдера.

— Его зовут не Эдер.

— Знаю.

— Его зовут… Нет, — сказал лорд Аффенхем, помолчав. — Я думал, что помню, но ошибся. Если бы ты спросила минуту назад, я бы сказал. Что-то вроде Уиллард или Тиллер. Так вот, я говорил о том, что в мозгу у меня мелькнуло слово «пруд». Насколько я знаю, в Шипли всего один пруд, в нижней части сада. Скорее всего, там я и спрятал алмазы — в водонепроницаемом ящике, или в жестянке из-под печенья, или в чем-нибудь таком. Место должно было напрашиваться само, потому что остальные я к тому времени почти все перебрал. Теперь я припоминаю, как бродил по берегу вечером. Думаю, это была одна из лучших моих идей. Раздобудь юного Тиллера и скажи, чтобы он завтра с утра пораньше пошарил в воде. Заодно сможет не принимать ванну.

— Завтра утром его здесь не будет.

— Э? Почему?

— Милый, случилось самое ужасное. Вот почему я его ищу. Объявился настоящий.

— Настоящий кто?

— Настоящий Шерингем Эдер. Мистер Трампер нашел его у себя в шкафу. Жуткий человечек с нафабренными усами.

Лорд Аффенхем заинтересовался.

— Так вот кто был этот червяк!

— Ты что, его видел?

— Еще бы. Имел с ним долгий разговор касательно усов. Знаешь, отчего они так торчат? Он мажет их кремом для бритья. Сам мне сказал. «Чем вы мажете эту гадость? — спросил я, — сапожным кремом?». А он ответил, нет, просто кремом для бритья или туалетным мылом. Лопни кочерыжка, сказал я, чего только на свете не увидишь, и уже собрался скрутить ему шею, но он ускакал, как заяц. Говоришь, спрятался у Трампера в шкафу? Жаль, я не знал.

— Как получилось, что вы встретились?

— Эта милая маленькая дама, миссис Моллой, предупредила, что он будет обыскивать мою комнату, вот я его и подстерег. Это наймит Трампера.

— Он не имеет к мистеру Трамперу ни малейшего отношения.

— Имеет, имеет. Трампер подкупил его своим золотом. Миссис Моллой мне сказала.

— Ладно, неважно, мне некогда спорить. Надо найти Джефа. Куда он запропастился?

— Кто такой Джеф?

— Мистер Уиллард или Тиллер, как ты его называешь.

— Может быть, Спиллер.

— Да как угодно. Главное, я должна его найти. Нельзя, чтобы миссис Корк обрушилась на него без предупреждения. Это слишком ужасно.

Лорд Аффенхем надолго задумался.

— Значит, его имя Джеф?

— Так он мне сказал.

— И ты его так зовешь?

— Когда вообще зову.

— Быстро вы перешли на имена. Так я и предвидел. Ты в него втюрилась.

— Ангел мой , не пори чепухи. Сейчас не время. Где, по-твоему, он может быть?

— Имена, — задумчиво повторил лорд Аффенхем. — Лучшее подтверждение. Если, разумеется, это происходит достаточно скоро. Когда женщина начинала звать меня «Джорджи», стоило два раза вместе позавтракать и прокатиться на такси, я сразу понимал: это начало конца. Джеф, н-да! А вся эта суета, беготня, заламывание рук и крики: «Где он? Я должна его спасти! Я должна его спасти!». Ты по нему сохнешь.

— Неправда!

— И это очень хорошо. Я рад. Вот человек, который тебе нужен. Он не даст тебе соскучиться. От своего сантехника ты бы взвыла через неделю. Кстати, тебе будет непросто сказать ему, что ты передумала, но тут уж сама виновата. Разве я не твердил тебе, что ты рехнулась, если вздумала выйти замуж за этого хлыща? А ты заладила, что он — твой идеал. В чем главная беда с такими, как Лайонел Грин? — глубокомысленно заключил лорд Аффенхем. — Когда на него смотришь и тебе не хочется его сразу пнуть, то думаешь «наверное, это любовь».

— Милый, перестань молоть вздор. Я по-прежнему люблю Лайонела.

— Как это по-прежнему? Когда на горизонте появился замечательный молодой Спиллер? Не понимаю. — Лорд Аффенхем потряс могучей головой. — Значит, он меня не послушался. «Что вам надо сделать, Спиллер, — сказал я, — это схватить и крепко прижать ее к сердцу. Крепко, Спиллер, чтобы ребра повылетали».

Перейти на страницу: 1 2
 




Copyright © 2022 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru