Денежное обращение в эпоху перемен Откуда берутся деньги Частные деньги Делай деньги
Глава двадцать шестая

— Простите?

— Когда бутылка просвистела мимо моего кумпола.

— Бутылка?

Долли истерически расхохоталась.

— Я начала не с того конца, — сказала она. — Вот как все было. Иду сюда, спускаюсь в прихожую, и тут горничная говорит, Кейкбред ведет себя как-то странно, а она не хочет тревожить вас. Короче, не попробую ли я его урезонить.

Глаза миссис Корк посуровели.

— Кейкбред?

Это было сказано мрачным тоном. Отношение миссис Корк к эксцентричному мажордому в последнее время все больше напоминало отношение Генриха II к Томасу Бекету. Слова «Неужели никто не избавит меня от этого неуемного дворецкого», казалось, готовы сорваться с ее губ.

— Кейкбред? Что он на этот раз выкинул?

— Наклюкался.

— Наклюкался?

— Нализался.

— Нализался?

— Надрался. Наквасился. Залил глаза. Дерябнул. О, черт! — Долли, как многие ее соплеменники в Англии, в очередной раз столкнулась с непонятливостью аборигенов. — Напился.

— Напился?

— Нагрузился, как океанский лайнер.

Мистер Трампер изумленно пискнул.

— Вы уверены?

— Уверена? — повторила Долли, взвешивая вопрос. — Нет, не уверена. Предполагаю. Может, он в жизни капли в рот не брал. Просто он в погребе, орет песни и бьет бутылки.

— Бьет бутылки?

— Да. Кажется, топориком. Все, кроме одной. Ее он запустил в меня, когда я сунула голову в дверь и спросила «Эй, что здесь происходит?». За малый чуток промахнулся. Ну, я решила, что это слишком похоже на вульгарную потасовку, и сдала назад. Думаю, пойду-ка я лучше и все скажу вам.

— Вы поступили совершенно правильно. Я пойду и сама с ним разберусь.

Мистер Трампер недоверчиво пискнул.

— Как странно! За обедом он казался вполне нормальным.

— Нет, — отрезала миссис Корк. — Теперь я вспоминаю, что его глаза горели нездоровым огнем. Без сомнения, он весь вечер пил, как сапожник.

В голосе ее звучало суровое порицание, к которому, однако, примешивалось некоторое удовлетворение. Никто не любит загадок, кроме как в книгах, где их распутывает инспектор Первис, а загадка Кейкбреда терзала ее давно. Слова Долли раскрыли завесу тайны. Стало ясно, что Кейкбред — тайный пьянчуга. В Африке она хорошо знала многих туземных царьков, которые никогда не отказывались от порции джина.

— Так он в погребе? Сейчас же пойду и поговорю с ним.

— Советую прихватить топор или чего потяжелее.

Мистер Трампер в который раз доказал свою незаменимость, когда надо что-нибудь принести. Он сбегал в гостиную и вернулся с кочергой.

— Возьмите, Кларисса.

— Спасибо, Юстэс.

— Я с вами.

— Не стоит.

— Нет, я все-таки пойду, — с тихой решимостью сказал мистер Трампер. Долли тоже изъявила желание пойти с ними.

Процессия миновала мощеный коридор за обитой зеленым сукном дверью и по каменным ступеням спустилась в погреб. Дверь была открыта, но звуков буйства за ней не слышалось. Миссис Корк заглянула внутрь. Мистер Трампер и Долли перешептывались за ее спиной.

— Он ведет себя очень тихо, — сказал мистер Трампер.

— Затаился и выжидает, — сказала Долли.

Миссис Корк нетерпеливо подала голос. У нее были нервы, как стальные канаты, но даже на них подействовала эта неестественная тишина. Если все говорят о дворецком, что он бьет бутылки, вы ждете, что он будет бить их и дальше. Если он затаился и ждет, это уже слишком.

— Кейкбред!

Молчание.

— Кейкбред!

Снова молчание, словно дворецкий изготовился к прыжку.

— Может, ушел? — с надеждой предположил мистер Трапер.

— Нет, — отвечала Долли. — Я вижу, как там в глубине поблескивают его глаза.

При этих словах миссис Корк встрепенулась, как при звуке трубы. Не в ее привычках было тратить время на разговоры, когда надо действовать. Сжимая кочергу, она ринулась в темноту, и Юстэс Трампер, лишь на мгновение заколебавшись, шагнул следом.

Не успел он переступить порог, с дрожью в коленях, но при этом с сознанием, что совершает самый мужественный поступок в своей жизни, как дверь сзади захлопнулась и в замке повернулся ключ.

Перейти на страницу: 1 2 3
 




Copyright © 2021 - All Rights Reserved - www.moneystylers.ru